Интерфакс — Казахстан; 4.03.14; Интервью Буркитбаева Ж.К.

Директор научно-производственного центра трансфузиологии Жандос БУРКИТБАЕВ:  МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЕТ МАТЕРИАЛЬНОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ ДОНОРОВ

 

Как стать донором, будет ли государство поощрять тех, кто сдает свою кровь, и насколько трудно в Казахстане спасать другие жизни рассказал в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» директор научно-производственного центра трансфузиологии Жандос Буркитбаев:

— Жандос Конысович, первый вопрос связан с детьми, которые проходили лечение в отделении детской онкологии Национального научного центра материнства и детства. В сентябре прошлого года министр здравоохранения Салидат Каирбекова заявила, что образцы крови, перелитой больным лейкозом детям, отправят на международную экспертизу. Глава Минздрава тогда сообщила, что подыскиваются соответствующие учреждения за границей. Есть ли результаты этих исследований?

— Во-первых, отмечу, что научно-производственный центр трансфузиологии относится к центрам крови первой категории с количеством донаций порядка 50 тыс. в год и по объемам заготовки входит в пятерку крупнейших по СНГ центров крови. Центр обеспечивает компонентами крови 21 медицинскую организацию города Астаны, а это республиканские и городские клиники. При этом научным медицинским центром материнства и детства из всего годового объема выданной продукции используется лишь 11% компонентов крови. Остальная продукция используется другими медицинскими организациями, расположенными в Астане.

Также хочу обратить внимание на то, что, как правило, от одной донации крови получают несколько компонентов — эритроциты, тромбоциты, плазму и т.д. И каждый из этих компонентов направляется в те клиники, где требуется проведение гемотрансфузий. В данном случае для лечения пациентов научного медицинского центра материнства и детства были использованы компоненты крови от 1607 донаций.  Всего от этого числа донаций было выдано в медицинские организации 4378 доз компонентов крови. Из них для лечения пациентов центра материнства и детства было направлено 2499 доз компонентов крови, что составило 57% от общего объема выданных компонентов.

Остальные 1879 доз компонентов крови были выданы 20 организациям, в числе которых Национальный научный медицинский центр, Национальный научный кардиохирургический центр, Республиканский научный центр неотложной медицинской помощи, больницы, другие медицинские организации.

Вместе с тем, ни один пациент из этих клиник, кому проводили гемотрансфузии, не был инфицирован.

Во-вторых, по результатам исследования медицинских карт группы пациентов, по причине инфицирования которых проводилась проверка, порядка 30% не получали гемотрансфузии, т.е. им не переливалась донорская кровь. Все вышеизложенное указывает, что кровь и ее компоненты не могли быть причиной инфицирования пациентов научного медицинского центра материнства и детства.

Тем не менее, в целях окончательного исключения крови как фактора инфицирования нами был инициирован вопрос о необходимости проведения независимой экспертизы архивных образцов крови, трехлетнее хранение которых предусмотрено в действующем законодательстве, в ведущих зарубежных лабораториях.

В ходе исследования медицинских карт пациентов, как отмечалось выше, было установлено, что при лечении пациентов научного медицинского центра материнства и детства применялись компоненты крови, заготовленные от 1140 доноров, от которых было получено 1607 донаций. Для проведения экспертной оценки были изъяты архивные образцы от вышеуказанных донаций. Процедуры изъятия архивных образцов крови доноров проводились комиссионно и оформлялись соответствующими актами в присутствии родителей пациентов, независимых медицинских экспертов, приглашенных в целях прозрачности проводимых процедур.

Следует подчеркнуть, что каждый образец крови имеет свой штрих-код для возможности сличения с перелитой продукцией. Поэтому были протестированы именно те образцы, которые в данном случае переливались детям-пациентам научного медицинского центра материнства и детства.

Методом случайного отбора при участии членов  межведомственной комиссии, в состав которой вошли представители Генеральной прокуратуры, Центра санитарно-эпидемиологической экспертизы, независимые эксперты и т.д., из 1607 образцов была осуществлена выборка 401 образца для отправки за рубеж. Данные образцы по коллегиальному межведомственному решению были направлены в ведущие зарубежные лаборатории — в Национальную трансфузионную микробиологическую референс-лабораторию в Великобритании (National Transfusion Microbiology Reference Laboratory) и Центр крови города Цюрих, являющийся головным центром крови в сети Красного Креста, Швейцария (Blutspende Zürich).

Оставшиеся образцы донорской крови были протестированы в нашей стране.

Кроме того, по установленным вышеуказанной комиссией спискам доноров, выявленных по медицинским картам пациентов научного медицинского центра материнства и детства, мы пригласили данных доноров для проведения повторного обследования. Личность каждого была установлена по удостоверению личности. Таким образом, проверяющие убедились, что доноры есть и проходят по нашей базе, что вся информация о них имеется. В присутствии членов комиссии доноры сдали кровь на анализы. Вся процедура была заактирована. Кровь, взятая в пробирки, была направлена в другую лабораторию, определенную комиссией по своему усмотрению. Данной лабораторией получены 100% отрицательные результаты обследования, то есть, вируса гепатита в крови доноров не обнаружено.

Таким образом, возвращаясь к вашему вопросу, хочу сказать, что были проверены все архивные образцы донорской крови, которые применялись при лечении пациентов научного медицинского центра материнства и детства, результаты исследования указанных образцов — отрицательные. Иначе говоря, полученные результаты исключили факт инфицирования пациентов научного медицинского центра материнства и детства через донорскую кровь.

— Вы говорили о том, что дети не могли заразиться гепатитом С через донорскую кровь. Была проведена специальная проверка, образцы крови были протестированы повторно. Повлияло ли это на работу центра, были ли пересмотрены какие-то внутренние правила или ужесточены требования к донорам?

Надлежащая деятельность центра выстраивалась нами не один год. Мы постоянно изучали и продолжаем изучать международный опыт, внедряем новейшие технологии и постоянно совершенствуем процессы заготовки, хранения и переработки крови и ее компонентов. Изучая международный опыт, мы пришли к выводу о необходимости применения в лабораторной диагностике крови двухэтапного скрининга, который используется нами с 2010 года. Проведение такого двойного исследования исключает возможность ошибки при диагностировании донорской крови.

В целях определения правильности выбранного подхода к лабораторной диагностике нами был инициирован вопрос о проведении инспекции деятельности центра международными экспертами. Таким экспертом выступила международная организация CDC (Центр по контролю и профилактике заболеваний США). В 2012 году группа специалистов полностью проинспектировала деятельность центра, включая материально-техническое обеспечение, кадровый и интеллектуальный потенциал, производственную деятельность на соответствие международным стандартам с учетом социально–экономического развития республики. Одним из условий для проведения инспекции было то, что мы не должны были знать, какие страны будут давать оценку деятельности нашего центра, и мы с этим условием согласились.

После чего экспертами CDC была составлена аналитическая справка, которая через штаб-квартиру Всемирной организации здравоохранения в Женеве была направлена для объективной независимой оценки в более чем 10 стран мира. Полученные результаты подтвердили обоснованность применения нами двухэтапного скрининга при исследовании крови и ее компонентов, т.е. использование технологии двух принципиально различных методов (ИФА, ПЦР) при исследовании одного и того же образца донорской крови. В этой связи данная лабораторная практика была законодательно закреплена и на сегодняшний день является обязательным условием в производственной деятельности службы крови.

Кроме того, нами ведется постоянная работа по обновлению нормативной базы с целью внедрения международных стандартов в практику службы крови. Так, в течение 2012 года были приняты 14 нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность службы крови, 8 из которых прошли государственную регистрацию в министерстве юстиции Казахстана. С января 2013 года указанные нормативные правовые акты вступили в действие и стали обязательными для производственной деятельности всех субъектов здравоохранения.

Таким образом, мы постоянно изучаем международный опыт, внедряем новейшие технологии и постоянно совершенствуем процессы заготовки, хранения и переработки крови и ее компонентов.

Вместе с тем, проверка деятельности нашего центра в связи с данным инцидентом подтвердила правильность используемых в производственной деятельности службы крови технологий. На основании чего можно с уверенностью заявить, что мы на правильном пути, а действующая на сегодняшний день нормативная правовая база службы крови республики в полной мере предусматривает обеспечение качественной и безопасной продукцией крови.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что, безусловно, ситуация, связанная с выявлением маркеров гепатита С у детей в научном медицинском центре материнства и детства, имела свои определенные негативные последствия для службы крови. Но, как уже понятно, это никак не связано с качеством нашей работы.

Как известно, СМИ преждевременно опубликовали информацию о причине инфицирования «через донорскую кровь», т.е. до расследования объективных причин. И, конечно, это не могло не сказаться на отношении общества к донорству. Появилась настороженность, недоверие людей к службе крови, что в свою очередь повлекло за собой определенные трудности в работе центра.

Ведь, как вам известно, кровь и ее компоненты применяются  при лечении многих заболеваний. Так, лечение онкогематологических заболеваний без гемотрансфузионного сопровождения не представляется возможным, и наиболее востребованным компонентом при лечении таких заболеваний является концентрат тромбоцитов, которые получают из донорской крови.

В этой связи очень важно, чтобы поток доноров крови всех групп не прекращался. Нужно понимать, что качественное и своевременное обеспечение населения гемопродукцией в немалой степени зависит от доноров, престижа донорства в обществе. Поэтому каждое неосторожное слово в адрес людей, которые, повинуясь гражданскому долгу и просто проявляя человеческое сострадание, приходят в центр крови, чтобы помочь этим детям, может стать причиной отказа от донорства.

Что касается требований к донорам, могу сказать одно — в службе крови существует незыблемое правило: «Максимум пользы больному и никакого вреда донору!». Это означает, что перед тем как сдать кровь потенциальный донор проходит ряд процедур, начиная от анкетирования, включая проверку в базе данных лиц, имеющих противопоказания, в первую очередь, носителей инфекций, которые передаются через кровь, до медицинского освидетельствования у врача трансфузиолога. Все эти действия направлены на то, чтобы к донорству были допущены здоровые люди, кровь которых принесет только пользу больным.

 

— Испытывает ли Казахстан нехватку в донорах? Каково их общее количество в стране?

— Да, действительно, довольно серьезным вопросом для нашей службы является развитие добровольного безвозмездного донорства.

Вопросы донорства крови и ее компонентов являются одной из важных задач для государства и ключевых для отечественного здравоохранения. От ее решения зависит сама возможность и качество оказания высокотехнологичной медицинской помощи в мирное время и в чрезвычайных ситуациях. Именно поэтому эту проблему можно отнести к разряду вопросов внутренней безопасности страны.

По данным Всемирной организации здравоохранения, для полного обеспечения медицинских организаций компонентами крови необходимо иметь показатель 40-50 донаций  на 1000 человек населения. В Европе показатель донорской активности составляет 40 донаций на тысячу донороспособного населения, в США – 60. В Казахстане же это соотношение равняется 18 донорам на 1000 населения, что составляет порядка 270 тыс. доноров в год. Ежегодно этот показатель увеличивается примерно на 5%.

При этом в Астане этот показатель составляет 54 на 1000 населения, что связано с большим количеством республиканских клиник в Астане и объемами высокоспециализированной медицинской помощи, оказываемой ими. Как я уже говорил, наш центр по объемам заготовки входит в пятерку крупнейших по СНГ центров крови.

Количество доноров за последние 20 лет сократилось вдвое. И причин этому много. Это и изменения в социально-экономической ситуации в стране, связанные с ликвидацией прежней плановой системы организации донорства, и недостаточное информирование населения о проблеме донорства. Тем не менее, работа в данном направлении ведется.

В течение вот уже трех лет министерством здравоохранения Казахстана реализуется социальный заказ по развитию безвозмездного донорства. В прошедшем году завершилось большое социологическое исследование, проведенное центром совместно со страновым офисом Всемирной организацией здравоохранения в республике, по результатам которого планируется разработка национальной отраслевой программы развития донорства крови.

— Какие права и обязанности у отечественных доноров? Как они отбираются? Как, на ваш взгляд, можно стимулировать казахстанцев сдавать кровь?

— Права и обязанности донора закреплены в Кодексе Республики Казахстан «О здоровье народа и системе здравоохранения». Так, донором может стать каждый в возрасте от 18 лет, прошедший медицинское обследование, не имеющий противопоказаний и изъявивший добровольное желание осуществить донацию крови. При этом донор вправе осуществить донацию крови, ее компонентов как безвозмездно, так и на платной основе, вправе ознакамливаться с результатами медицинского обследования, а также быть поощренным  в соответствии с действующим законодательством. Наряду с правами донор также несет определенные обязанности, такие как обязательное сообщение обо всех существующих или ранее перенесенных заболеваниях, а также об употреблении им наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Вместе с тем, вышеуказанным Кодексом предусматриваются и определенные гарантии донору. Так, к примеру, в дни медицинского обследования и донации донор освобождается от работы с сохранением в этот день средней заработной платы. Кроме того, донор, осуществляющий донорскую функцию безвозмездно, для восполнения объема своей крови и энергетических затрат организма после донации крови и ее компонентов по выбору получает бесплатное питание либо его денежный эквивалент в размере 0,25 МРП.

Что касается зарубежных стран: практически везде донорство безвозмездное. Доноры не получают денежной компенсации за сдачу крови. В знак признательности организаторы обычно вручают донорам сувениры и угощают легкими закусками. Практика денежного вознаграждения или отгулов в этих странах исключена. Единственное, что может быть возмещено, это затраты на проезд.

В Дании доноры объединены в локальные ассоциации, которые сгруппированы в региональные комитеты. Ассоциации выполняют функции по рекрутированию доноров, взаимодействию с организациями службы крови, прессой. Комитеты со своей стороны действуют на основании соглашения с региональным правительством и делегируют двух членов в национальный комитет. Деятельность общественных организаций материально поддерживается органами власти.

В Великобритании Национальная служба крови уделяет большое внимание работе с постоянными донорами, а также привлечению новых. Эта работа осуществляется посредством интернет-сайта организации, специальных информационных кампаний в СМИ и разъяснительной работы на местах через региональные отделения, а также местные поликлиники и больницы. Два раза в год издается журнал «Донор», который бесплатно распространяется в торговых центрах, офисах и других местах массового скопления людей.

В Италии донорство также носит безвозмездный характер. Однако за каждого донора Минздрав перечисляет порядка 20 евро в AVIS — Итальянскую ассоциацию безвозмездных доноров. Эти средства используются для пропаганды донорства, приглашение доноров по почте, другим видам связи. Деятельность ассоциации поддерживается государственными институтами, поскольку базируется на конституционном принципе демократии, а добровольность донорства является центральным элементом и незаменимым инструментом общественной солидарности. Ассоциация объединяет добровольных доноров и лиц, поддерживающих донорское движение, занимающихся его пропагандой. AVIS приглашает доноров для донации, следит за их состоянием здоровья, принимает участие в планировании деятельности и организации службы крови (это положение закреплено законом), участвует в решении организационных, научных и технических проблем.

Как вы поняли, международная практика не предусматривает необходимость материального или иного стимулирования доноров. Нам мой взгляд, сейчас мы в первую очередь должны направить свои усилия на изменение сознания населения и воспитать его гражданскую позицию о безвозмездном донорстве, как это делается в развитих странах. Достижение данной цели возможно путем широко освещения данного вопроса в СМИ, проведения агитационных компаний, различных акций, а также обеспечения поддержки как со стороны государственных органов, так и со стороны бизнес-структур.

 

— Жандос Конысович, бытует мнение, что у медицинских работников службы крови низкий профессиональный уровень. Что вы думаете по этому поводу? Есть ли проблемы в этой части? 

— Я бы поставил вопрос иначе: имеется проблема кадрового дефицита в службе крови. На сегодняшний день только два центра в республике полностью укомплектованы врачами. На примере нашего центра хочу сказать, что в 2009 году у нас работало 16 врачей, из них половина – пенсионного возраста. На данный момент у нас в штате 51 врач, а средний возраст составляет 39 лет.

С целью повышения квалификации и изучения лучшего международного опыта с его последующим внедрением в систему службы крови республики наши специалисты прошли обучение за рубежом. Так, начиная с 2008 года и по настоящее время, специалисты казахстанской службы крови имели возможность обучиться в США, Германии, Франции, Португалии, Нидерландах, Австрии, Швейцарии, Израиле, Чехии, Польше, Сингапуре, а также в странах СНГ.

Кроме того, для обеспечения трансферта полученных знаний и опыта в регионы усилиями наших специалистов на базе центра функционирует курс трансфузиологии, который проводит циклы переподготовки, повышения квалификации, а также краткосрочное обучение на рабочем месте. За три года обучение прошли 345 специалистов с высшим и 115 – со средним медицинским образованием. Также регулярно при поддержке СDC, ВОЗ и других международных организаций проводятся тренинги, семинары, конференции с привлечением зарубежных экспертов.

Таким образом, мы прилагаем максимум усилий по повышению профессионального потенциала и улучшению кадрового состава службы крови. Одним из путей привлечения в отрасль квалифицированных кадров, на мой взгляд, также является повышение заработной платы.

— Какие современные технологии, методы заготовки крови и ее компонентов  существуют у нас, насколько Казахстан продвинут в этом направлении?

— Прежде всего, хочу отметить, что в рамках последовательного и непрерывного реформирования системы здравоохранения, служба крови также проходит преобразования, целью которых является приведение нашей службу в соответствие с принятой международной практикой. Я уже говорил о том, что мы постоянно изучаем международный опыт, внедряя новейшие технологии и совершенствуя процессы заготовки, хранения и переработки крови и ее компонентов.

В 2009 году в центре была внедрена информационная программа, она охватывала базу данных о донорах и основные этапы производственного процесса. Однако время идет, наши специалисты повышают свою квалификацию, в том числе изучают организацию работы в зарубежных учреждениях службы крови. Совершенствуется нормативная база, внедряются международные стандарты. Все это требовало изменения подходов к информатизации нашей деятельности. Мы инициировали перед министерством здравоохранения Казахстана вопрос обеспечения отечественной службы качественной информационной программой. На основе изученного опыта мы пришли к выводу, что подходящей для нашей службы крови является информационная система Службы крови земель Баден-Вюртемберг и Гессен Немецкого Красного Креста (Франкфурт), которая охватывает как производство компонентов крови, так и их применение в клиниках, отслеживает судьбу каждого компонента вплоть до выписки пациента из госпиталя.

Если сейчас не решить вопрос информатизации службы крови, можно потерять все, что было наработано за эти годы. Оборудование останется грудой металла, а настоящее качество работы так и не появится. В этой связи, в настоящее время в рамках проекта Всемирного банка по трансферту технологий и проведению институциональных реформ в секторе здравоохранения Казахстана ведется работа по внедрению информационной  системы, которая бы отвечала всем требованиям производственной деятельности службы крови. Предполагается в текущем году осуществить закуп новой информационной системы, в 2015 году — пилотное внедрение этой системы на базе нашего центра, а к 2016 году — охватить все центры крови республики.

При заготовке донорской крови и ее компонентов используются эффективные аппаратные методы – донорский плазмаферез, донорский цитаферез (заготовка клеток крови — эритроцитов, тромбоцитов, гранулоцитов, периферических стволовых клеток). Также нами применяются технологии длительного хранения клеток крови в условиях низких температур, что позволило иметь банки собственных компонентов крови. Объемы применения этих технологий расширяются каждый год.

На сегодняшний день министерством здравоохранения Казахстана утверждены единые стандарты диагностики маркеров инфекций, передающихся через кровь. Тестирование проводится на закрытых автоматизированных системах, валидированных и сертифицированных для службы крови. Диагностика инфекций осуществляется двухступенчатым методом (совокупность серологической (ИФА) и генетической (ПЦР) методик), что полностью исключает вероятность передачи инфекций через донорскую кровь. Необходимо отметить, что двухэтапный скрининг на территории СНГ в государственном масштабе принят только в Казахстане, это свидетельствует о прогрессивном развитии службы крови в части использования передовых технологий.

Наряду с двухэтапным скринингом маркеров инфекций при производстве компонентов крови применяются специальные методы их обработки для придания дополнительных свойств иммунологической и инфекционной безопасности, что особенно важно для пациентов педиатрического, онкогематологического профиля.

Кроме того, на базе центра с 2010 года функционирует HLA-лаборатория, единственная в республике, которая выполняет весь объем лабораторных исследований по тканевому типированию. В 2013 году нами выполнено свыше 3 тыс. таких исследований, на основе которых стало возможным проведение 75 трансплантаций почки, 15 трансплантаций печени, 14 — костного мозга.

В рамках государственной программы развития здравоохранения на 2011-2015 годы на базе центра с 2012 года успешно начала свою деятельность референс-лаборатория для осуществления полноценного контроля качества лабораторных исследований в службе крови. То есть, референс-лаборатория регулярно проводит внешний контроль центров крови в целях  оценки осуществляемых ими лабораторных исследований (биохимический, иммуногематологический, гематологический,  тестирование на инфекционные маркеры).

 

— Во всех ли областях есть центры службы крови, насколько они оснащены? Каковы в регионах показатели донорской активности, что предпринимается для ее увеличения?

— В мировой практике за последние 10 лет отмечена тенденция к централизации службы крови в интересах повышения качества и безопасности продукции. В результате проведенной нами работы по оптимизации и централизации организаций службы крови прекращена заготовка крови более чем в 200 отделениях переливания крови при больницах. Проведенная централизация позволила повысить рациональность использования материальных и кадровых ресурсов, улучшить диагностику, а также избежать распыления средств и донорского потенциала.

На сегодняшний день в каждом регионе имеется центр крови,  оснащенный современным оборудованием, который позволяет обеспечить качественной гемопродукцией. В 10 регионах страны построены и введены в эксплуатацию новые центры крови.

Касательно донорской активности, хочу отметить, что рамках реализации социального проекта министерства здравоохранения Казахстана, направленного на развитие добровольного безвозмездного донорства, в 2013 году в 17 регионах страны были открыты школы донорства. Основная идея функционирования данных школ заключается в пропаганде донорства и повышения информированности населения по вопросам донорства. Так, участниками проекта проводились лекции, «круглые столы», тренинги, публиковались материалы в СМИ. В результате проведенной агитационной работы количество вступивших в ряды добровольных доноров значительно возросло. Также нами на постоянной основе проводятся мероприятия по развитию донорства с привлечением неправительственных организаций. К примеру, ежегодно 14 июня проводится акция, посвященная Всемирному дню донора, на которую приглашаются представители международных организаций — ВОЗ, CDC.

На мой взгляд, количество различных мероприятий по пропаганде донорства должно увеличиваться, в данном вопросе должны быть задействованы широкие слои общественности, т.е. не только центры крови, но и СМИ, государственные органы и бизнес-структуры.

— Обращаются ли в центр за помощью из-за рубежа?

 

     — Как я уже говорил, производственная деятельность нашего центра соответствует международным стандартам, что неоднократно подтверждалось международными организациями. Кроме того, имеется соответствующая материально-техническая база, интеллектуальный потенциал, что не может не вызывать интерес к нашему центру с точки зрения изучения нашего опыта.

В этой связи к нам уже обращались наши коллеги из  стран СНГ — России, Украины, Азербайджана, Белоруссии и т.д.

В частности, многих интересует наш опыт внедрения двухступенчатого скрининга инфекций. Как уже было отмечено, на территории СНГ ни одна страна не внедрила на национальном уровне обязательную ПЦР-диагностику трансфузионных инфекций. Интересуются и особенностями организации архивирования образцов, а также теми структурными преобразованиями, которые мы провели в своей службе.

— Спасибо за интервью!