Кровь астанчан течёт в жилах многих казахстанцев

14 июня 2016, вторник, 11:47

Татьяна Казанцева

106

Никто из нас не застрахован от болезней. А когда есть угроза здоровью, во многом благополучный ее исход зависит от качества крови, ее компонентов и от наличия подходящего донора. Поэтому так важно для всех нас, в каком состоянии находится Служба крови Казахстана.

 

Очевидный факт: казахстанская служба крови сделала стремительный рывок в своем развитии. Какие конкретно достижения есть сегодня в ее арсенале? Каков вектор развития у этой медицинской сферы? Что необходимо подкорректировать в ее работе? Каковы  планы службы крови на обозримую перспективу? На эти и другие актуальные вопросы ответила «Литеру»  Сания Абдрахманова, первый заместитель директора Научно-производственного центра трансфузиологии в преддверии празднования Дня донора.
– Сания Алишевна, сегодня очевидно всем, что казахстанская служба крови развивается более динамично на фоне других медицинских направлений. Будьте добры, расскажите, чему обязана она своим успехом?
– Реформирование службы крови началось в 2007–2008 годах. Государство выделило для этого достаточно средств. Благодаря этому было построено 10 центров крови в 10 регионах, которые оснащены современным оборудованием. И параллельно с этим в остальных областях страны эти структуры были основательно переоборудованы.
– Высокотехнологичное оборудование – это прекрасно. А коснулись ли перемены профессиональной подготовки персонала центров крови, которая, согласитесь, не менее важна, чем техническое оснащение?
– За эти годы дважды выделялись средства из бюджета на повышение квалификации специалистов службы крови, в том числе и за рубежом. Они имели возможность обучаться в ведущих центрах крови  США и Европы.
– Иными словами, был создан фундамент. А какой вектор развития выбрала обновленная служба крови?
– На базе Центра крови был создан наш Научно-производственный центр трансфузиологии. На него возложили задачу по координации работы службы крови, определению дальнейшей стратегии развития. Помимо этого у нас есть сопутствующая функция – образовательная по отношению к специалистам этой службы. К слову сказать, все преподаватели курса трансфузиологии, открытого на базе нашего центра, – практикующие специа­листы. Они руководят отделениями в нашем Научно-производственном центре трансфузиологии, передают непосредственно свои знания и навыки, накопленные во время работы.
Также мы занимаемся научно-прикладными исследованиями. Кроме этого, полностью контролируем работу казахстанской службы крови.
– Прошу остановиться на этом подробнее.
– Мы занимаемся мониторингом развития службы крови не только с производственной точки зрения, но и клинического применения компонентов крови. На постоянной основе мы собираем показатели работы службы, чтобы затем по их анализу понимать, где, в какой области есть те или иные проблемы. Также выезжаем в регионы, чтобы провести проверку работы центров на месте. Для того чтобы служба крови работала по единым стандартам, была проведена ее основательная реструктуризация. Иначе говоря, были унифицированы подходы к работе, что очень важно для обеспечения качества крови.
– Что конкретно было сделано?
– От двухсот пунктов, где заготавливалась донорская кровь, на сегодняшний день осталось всего 18 областных центров крови. И только в Алматы наряду с Республиканским центром крови работает еще и городской. А также осталась аналогичная структура в Семее ввиду того, что это крупный регион.
– И что дала реструктуризация?
– Она помогла сосредоточить на уровне областного цент­ра самые лучшие дорогостоящие ресурсоемкие технологии, а также сконцентрировать в одном месте квалифицированные кадры. При этом маломощные городские центры были превращены в филиалы, которые сегодня работают как донорские пункты.
– А какие структуры занимаются анализом крови?
– Диагностику донорской крови проводит лаборатория областного центра крови. В каждом, без исключения, регионе она оснащена по последнему слову медицинской техники. Если ранее анализ крови был полуавтоматизированным, где было высоко влияние человеческого фактора, то теперь лабораторные системы работают в автоматическом режиме.  Они полностью манипулируют образцами крови, реагентами без человеческого участия, что повышает качество диагностики.
С 2010 года на территории республики начато внедрение двухэтапной диагностики, когда после ИФА (иммуноферментный анализ) проводится еще ПЦР-анализ. Это повышает выявляемость возбудителей инфекций, сводит к минимуму риски не распознать инфекцию.  И это соответствует мировой практике.
С 1 января 2013 года этот стандарт диагностики обязателен для всех центров крови в Казахстане. Для полноценного контроля работы центров крови внедрена программа внешней оценки качества АКа исследований.
На практике это выглядит так: мы создаем панели образцов крови с определенными параметрами (к примеру, уровнем белка и гемоглобина) и рассылаем их в регионы.  И местные специалисты обрабатывают их на своих анализаторах. Если  эти ответы соответствуют нашим или не выходят за пределы допустимых значений, то значит, лаборатория успешно справилась со своей работой.  Если нет, то специалистам есть над чем поработать.  Образцы мы готовим по разным направлениям, существующим в службе крови, в том числе по инфекциям.
Исследуя образцы крови в последние несколько лет, мы не нашли ни одной ошибки региональных специалистов службы крови. Это говорит о том, что нами правильно были выбраны системы диагностики и направление работы.
– А кто контролирует работу вашего центра?
– Центр участвует в международных программах оценки качества по пяти направлениям. Решаем те задачи диаг­ностики, которые приходят к нам из-за рубежа. Свои архивные образцы крови мы отправляем в зарубежные лаборатории, которые для нас являются референсными. Пока отклонений не было обнаружено.  Это нам необходимо для поддержки собственного имиджа на международном уровне и уверенности в качестве своей работы.
– А это, надо полагать, дает пациенту уверенность в правильных результатах анализов и безопасности компонентов крови при переливании.
– Да, и это одно из наших достижений за период реформирования службы крови.
– Давайте остановимся на образовательном аспекте работы вашего центра. Как ведется подготовка специалистов?
– В 2011 году на базе нашего центра был создан курс трансфузиологии. За пять лет более 900 человек прошли обучение и повысили свою квалификацию. Мы предоставляем очень разные учебные программы с учетом потребности в тех или иных специалистах. Работаем по предварительным заявкам.
– Если правильно понимаю, с кадрами в службе крови нет проблем?
– Это не совсем так. Мы подняли на определенный уровень образовательные услуги. Но сами кадры, к сожалению, не очень к нам стремятся. Может быть, не всем интересна работа, где отсутствуют пациенты, где нет непосредственного контакта с ними. К тому же не стимулирует приток персонала в службу крови  невысокая зарплата. Так что кадровая проблема существует.
– Понятно. А как обстоят дела с научно-прикладными исследованиями в центре?
– Повторюсь, развитие службы крови высокотехнологичное. И достаточно много информации для размышления, для статистической обработки, чтобы затем сделать определенные выводы, которые должны быть подкреп­лены результатами лабораторных исследований. Их мы проводим в самых разных направлениях. К примеру, оцениваем здоровье доноров, кто сдает кровь постоянно, по результатам их анализов. Помимо этого мы даем оценку качеству и клинической эффективности компонентов крови. Также исследуем состояние крови пациентов, которым была перелита кровь доноров.  И смотрим, насколько эффективно сработали компоненты крови, которую им перелили от доноров.
– Насколько можно доверять сегодня результатам анализов крови?
– Могу заверить, что в настоящее время диагностика очень качественная, так что полностью можно доверять.
– Сания Алишевна, на фоне всех бесспорных достижений отечественной службы крови и вашего центра в частности наверняка есть проблемы. В чем они?
– Да, они есть. Но, скорее всего, это не столько проблемы, а направления, которые сегодня недостаточно развиты. Это, к примеру, отсутствие единой информационной базы данных по республике. И каждый центр крови решает эту проблему самостоятельно, создавая локальные базы. И теперь перед нами стоит задача связать их, как говорится, воедино. Мы сейчас занимаемся совместно с разработчиками этой программы, хотя эта работа идет не так быстро, как хотелось бы.
– А как решается этот вопрос на государственном уровне?
– В прошлом году на создание единой базы данных Министерство здравоохранения и социального развития РК выделило деньги. Был объявлен конкурс, сейчас идет анализ поступивших предложений.
Цель этой базы – связать потребителей крови, реципиентов, включая историю его болезни, с донорской базой. Иными словами, необходимо объединить информацию всех центров крови страны, включая наш центр; клиник, которые поставляют нам информацию о людях, нуждающихся в переливании крови. Замечу, вся эта информация будет конфиденциальной.
Надеюсь, с решением этой задачи наша служба станет еще крепче.
– А как смотрятся достижения вашего центра на фоне аналогичных структур стран Содружества Независимых Государств  и на международном уровне?
– Недавно в Астане прошел трехдневный международный семинар с участием 70 специалистов служб крови из 11 стран СНГ и Прибалтики. В таком многочисленном составе и на таком высоком уровне это было впервые.
Признаюсь, мы сами были удивлены тем эффектом, который произвели результаты нашей работы на зарубежных коллег.
Все они единодушно отмечали, что по части службы крови мы бесспорные лидеры на пространстве СНГ. Было очень приятно это слышать. И самое ценное во всем этом, что было отмечено успешное развитие человеческого потенциала, тот уровень профессионального развития, которого достигли казахстанские специалисты. Мы присоединились к международным стандартам. Кстати говоря, неизменно высокую оценку получают результаты работы нашей службы и у экспертов дальнего зарубежья – из США, Германии, Великобритании. Начали поступать предложения о сотрудничестве в области развития донорства, научных исследований, клинической трансфузиологии.
– Напрашивается вывод, что в казахстанской службе крови работают люди, преданные своему делу, если учесть не очень высокую, мягко говоря, материальную заинтересованность.
– Да это так, у нас трудится много специалистов старшего поколения. А что касается зарплаты, ее бюджетная часть невысокая. Но это мы компенсируем доплатами персоналу за счет платных лабораторных услуг населению, которые оказывает наш центр, а также по заготовке крови. Мы стараемся наращивать объем платных услуг населению, потому что жизнь дорожает.
– А теперь попрошу вас рассказать, как в стране обстоят дела с развитием донорства крови, в том числе и на бесплатной основе. Как эта работа поставлена в Астане?
– Сегодня в Казахстане нет дефицита в донорах крови. Напомню,  существуют три категории доноров. Истинно добровольные доноры, которые сами приходят и сдают безвозмездно кровь. Также есть родственники  больных людей, сдающие кровь на бесплатной основе. Их мы называем донорами-родственниками. Сегодня мы, видя, что добровольных доноров становится все больше, просим лечебные учреждения не направлять к нам родственников пациентов. Но иногда это происходит  по привычке, когда ситуация с донорством была хуже, чем сегодня. И еще существуют платные доноры, кого мы привлекаем к сдаче крови по вызову.
Эти люди соглашаются потратить часть своего времени, сдать отдельные компоненты крови. Как правило, это тромбоциты со сроком хранения 5–7 дней. За год мы готовим свыше 12 тысяч доз тромбоцитов. Это один из самых трудоемких по получению и хранению компонентов крови, поэтому мы вызываем их регулярно. Среди бесплатных доноров таких людей не так просто найти.
Ситуация в данное время выправляется в сторону добровольного донорства.
К слову сказать,  кровь астанчан течет в жилах многих казахстанцев, потому что в республиканских клиниках, находящихся в Астане, лечатся пациенты со всей страны.
Как правило, никто из них своих родственников в качестве доноров крови не привозит. И получается, что кровь для них сдают преимущественно астанчане.
К слову, у нас в столице показатель донорской активности – 54 человека на тысячу населения, в то время как в среднем по республике он 17 на тысячу. А в отдельных областях Казахстана он еще ниже – 9 на тысячу населения.
При этом Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует поддерживать активность доноров на уровне 20–25 человек на тысячу населения.
– Астана более чем в два раза по донорской активности превышает этот показатель! Молодцы астанчане! Неплохо бы, чтобы и жители других городов последовали их примеру. Ведь никто из нас не может быть уверенным в том, что завтра кому-нибудь не понадобится кровь для спасения жизни.
– Приходите к нам в центр. Его двери открыты семь дней в неделю. Наш адрес в Астане: улица Жанибек, Керей ханов, 10.
Только просьба приходить до обеда, потому что плотный обед может не самым лучшим образом отразиться на качестве крови.
Мы ждем вас, друзья! Давно доказано, что регулярная кровосдача полезна для организма. Кроме того, невозможно переоценить то моральное удовлетворение, которое вы получите, осознавая, какое доброе дело вы сделали, оставив частичку крови здесь для нуждающихся в ней людей.

 

Татьяна КАЗАНЦЕВА,
фото Советбека МАЗГУМОВА, Астана