Программа «Интервью» 24.kz

 

30/05/2016

24.kz

Программа «Интервью»

На вопросы телеведущего отвечает Евгений  Жибурт, президент  Ассоциации трансфузиологов Российской Федерации

 

     Ведущий: Добрый вечер! Сегодня вопросам трансфузиологии в мире уделяется все больше внимания, кровь  и ее компоненты, как говорят ученые не смогут  никогда 100% быть заменены искусственными препаратами, а значит настоящая  кровь нужна будет всегда, а доноры везде будут востребованы. Однако есть определенные вызовы, которые связаны с появлением новых вирусов и как справляется с ними современная наука, словом обо всем этом и многом другом, связанное с кровью,  мы поговорим в нашей программе с Евгением Жибуртом, президентом ассоциации трансфузиологов России. Добро пожаловать в нашу студию Евгений Борисович!

      Жибурт: Добрый вечер, спасибо за приглашение!

       Ведущий: В первую очередь хотелось бы сказать спасибо, что нашли время и пришли в студию, я знаю, вы принимаете  участие в конференции под названием «Казахстанская модель службы крови. Опыт и перспективы», скажите пожалуйста, мне наверное будет очень интересно услышать именно ваше объективное  мнение, казахстанский опыт в службе крови на ваш взгляд, есть чем делиться казахстанским трансфузиологам?

Жибурт: Да конечно, сегодня в центре крови Астаны собрались трансфузиологи 11 бывших постсоветских государств и конечно опыт казахстанцев очень интересен.  Благодаря самой серьезной  государственной поддержке, Астана конечно лидер, но и остальные регионы, на очень приличном уровне.

Обеспечивается высокая эффективность и безопасность компонентов крови, что в целом позволяет работать казахстанской медицине на очень высоком и качественном уровне, это и кардиохирургия, гематология, онкология и другие специальности.

Ведущий: Т.е, все что связано с кровью непосредственно?

Жибурт: Там где без донорской крови и компонентов крови не обойтись.

Ведущий: Т.е  мы можем сказать, сегодня в Казахстане дефицита донорской крови нет?

Жибурт: Деффицита нет, вопрос даже стоит не столько в количестве, а в первую очередь в качестве компонентов крови. Согласитесь выполняются блестящие кардиохирургические операции, затрачивается огромное количество усилий, хирурги идеально сработали и было бы нелепо, если такой пациент вместо того, чтобы выписаться здоровым, получает какую-то инфекцию, которая передалась ему с донорской кровью, к сожалению на планете такие ситуации бывают и никто из нас от них не застрахован.

В Казахстане очень высокий уровень безопасности и вот именно этому стоит поучиться.

Ведущий: А вот если говорить в целом, многие ученые говорят сегодня о том, что существует искусственные препараты, то что могут 100% заменить кровь, некоторые традиционно говорят, что невозможно сделать, хотел послушать вас как специалиста?

Жибурт: Теоретически наверное можно это сделать, но пока Господа бога никому повторить не удается, воспроизвести его достижения, да отдельные белки сегодня есть, рекомбинантные факторы свертывания например, но заменить например скажем тромбоцит – кровяную пластинку без которой остановка кровотечения в современном мире невозможно или донорский эритроцит – красную клетку содержащую гемоглобин в ближайшее время тоже не удастся, поэтому без доноров нам не обойтись.

Ведущий: Как обстоит к примеру в России сегодня проблема с донорами, ваш опыт?

Жибурт: Очень похожая ситуация как и здесь.  Сейчас ситуация опять же благодаря серьезной поддержке государства и в России и в Казахстане с количеством доноров ситуация достаточно благоприятная.

Ведущий:   В европейских и западных странах, насколько я знаю, сдают чуть ли не каждый 2 человек, которому предписано, может это делать по состоянию здоровья, у человека все в порядке, инфекций и противопоказаний нет к даче крови, человек это сдает конечно институционально, скажите пожалуйста, насколько сегодня трансфузиология развита и в каких случаях необходимо переливание крови, замена крови? Насколько я понимаю  это травматизм, операции…

Жибурт:  Во первых, я хотел бы вас поправить, не такое уж большое отличие европейских государств и в нашей практике, а вернее даже никаких отличий нет. Индикатор очень простой нехватки крови, нехватка крови – это перенос плановых операций. Согласитесь, что мы с вами о них не слышим в массовом масштабе, ну единичная, когда редкая группа крови, сложно подобрать может быть на день другой, мы такие операции переносим, это не массовое явление, так что крови у нас хватает. Доноров должно быть столько, сколько нужно крови. Вы совершенно правы, это хирургия, трансплантология, гематология, акушерство, травматизм к сожалению который продолжается. Во всех этих ситуациях компоненты крови востребованы пожалуй в современном мире развитие онкологических технологий, т.е мы стали доживать до таких болезней, до  которых раньше не доживали с одной стороны, с другой стороны появились технологии эффективного лечения, т.е если мы скажем раньше диагноз лейкоз у ребенка фактически был приговором, то сейчас более чем в 90% случаев удается этого ребенка вылечить просто и для этого нужны компоненты донорской крови.

Ведущий: Каким образом можно вылечить?

Жибурт: Самая радикальная пожалуй технология – это пересадка костного мозга, т. е заменить больное кроветворение, которая продуцирует опухоль и заменить кроветворением здорового человека.

В Казахстане очень активно развивается регистр доноров костного мозга, он кстати говоря единый с Россией и можно найти в этом регистре идентичного человека, который живет может быть за тысячи километров и не подозревает о том, что генетически очень подходит для заболевшего человека.

    Ведущий:  А там какие данные необходимы, мы знаем у кого I группа крови тому подойдет II группа крови?

    Жибурт: Совершенно правы, но количество антигенов значительно больше, есть так называемый главный комплекс гистосовместимости, т.е серьезное большое исследование, тканевые антигены, как правило на базе донорского регистра крови приглашают молодых, здоровых людей стать потенциальными донорами костного мозга, это не значит, что именно сейчас будут заготавливаться стволовые клетки, вас обследуют очень хорошо,  включат в базу данных и в необходимых случаях будут активировать.

    Ведущий: Скажите пожалуйста, а чем вредно это для донора?

    Жибурт: Донорам ничем не вредно, наоборот укрепляет его самосознание, повышает самооценку.

    Ведущий: Если например костный мозг – это наверное вредно и очень болезненно?

    Жибурт: Сейчас мы частенько пересаживаем в основном стволовые клетки  перефирической крови, т е. эта та самая процедура забора крови из вены и переработка идет в специальном аппарате, когда вытащат из донорской крови стволовые клетки, там их не очень много, придется подольше посидеть несколько часов на донорском кресле, конечно же  эта процедура того стоит, вы спасете больного человека.

     Ведущий: Скажите пожалуйста говорят о том, что сегодня появляется в мире очень много разных вирусов такие, как Зика и от атипичного гриппа и пневмонии и что это на сегодняшний день также имеет определенную опасность, того что она не может идентифицирована в определенных медицинских центрах и перенята к другим людям. Вы как думаете?

Жибурт: Вы совершенно правы, во-первых у нас есть стандартное обследование, так называемое типичное гемотрансмиссивные инфекции, ВИЧ, вирусные гепатиты.

Ведущий: Это те которые определяются?

Жибурт: Это делается на очень высоком уровне в Казахстане, можно их ведь и не определить особенно на начальной стадии инфекции, когда вирусы уже есть, а лабораторных маркеров еще нет.

Здесь есть молекулярная диагностика, так что в Казахстане очень высокий уровень, то что касается новых инфекций и неизвестных, а есть которые мы узнаем завтра.

Есть технологии инактивации патогенов, на конференции был забавный эпизод,  обсуждают побочные эффекты трансфузионной реакции при переливании тромбоцитов с разной частотой, они бывают в разных странах, в том числе и на Западе, который вы упомянули.

Казахстанцам к сожалению нечем поделиться, у них тромбоцитов переливается очень много, но они в Астане 100% патоген инактивирован технологией интерцепт и побочных реакций нет, очень хочется, чтобы этот опыт распространился и на другие территории и собственно говоря и на всех наших пациентов.

Ведущий: Евгений Борисович, какие проблемы стоят перед современной трансфузиологией?

Жибурт: Проблема особенно в условиях экономического кризиса мне кажется, во-первых поддержать тот уровень, который достигнут в производственной трансфузиологии очень важно,  мы собственно говоря в центре кардиохирургии сегодня полдня этому посвятили, очень важно переливать кровь по показаниям, там где именно она нужна.

Согласитесь, что к сожалению традиционные наши подходы связаны несколько избыточным переливанием крови, во многом потому что, раньше были технологии не такие как сегодня совершенные,  одна доза сегодняшнего компонента по эффективности эквивалентна нескольким дозам вчерашнего дня. Нам нужно всегда пересматривать свою политику в отношении применения компонентов крови.

Ведущий: Насколько мы понимаем обыватели, но ее применяют в экстремальных случаях, в самых необходимых?

Жибурт: Мы к этому должны стремиться. На самом деле это совсем не так и зачастую…

Ведущий: Т.е переливание крови – это не самая панацея от всех болезней?

Жибурт: Есть такой подсознательный элемент, что вот  мы сейчас перельем и закроются у нас операционные раны и аностомозы какие-то состоятся, а проблема может в хирургической технологии, т.е на самом деле это комплексная такая клиническая проблема, которую надо постоянно отслеживать, развивать, повышать диагностические наши возможности, определять точно показания, когда нужен тот или иной компонент крови, ведь арсенал достаточно широк наших технологий, сейчас совершенствуется интраоперационные реинфузии, собирают кровь пациента, можно применить донорский компонент, можно собрать излившую кровь, обработать соответствующим образом и вернуть пациенту.

Ведущий: Т.е практически в то же самое время на аппарате очищается, т. е это применяется сейчас?

Жибурт: Конечно.

Ведущий: К нам поступают вопросы от наших телезрителей, говорят насколько важно и вредно быть донором? У многих есть такое, что человек сдает кровь 500л каждые 3 месяца, ему порекомендовали, и это говорит в первую очередь ему самому будет нехватка крови?

Жибурт: Ничего подобного. Значит порекомендовали врачи, они уверены в состоянии здоровья донора, донор проходит должное обследование, очень серьезное, если противопоказания к донорству нет, принцип такой: «никакого вреда донору – максимум пользы реципиенту», никакого вреда нет, есть доноры которые в 100 лет сдают кровь.

Ведущий: Есть польза?

Жибурт: Конечно есть, вот мы с вами сидим, а генетически наши предки в основном бегали, ходили, тратили энергию. У нас накапливаются излишки железа, излишки свободных радикалов, т. е у мужчин это ведет к риску сердечно-сосудистых заболеваний, так что умеренная кровопотеря, которая согласитесь эволюционно присутствует, т.е человек приспособлен к кровопотере.

Ведущий: В средние века даже было специальное кровопускание?

Жибурт: Оно есть и сейчас, в ряде случаев оно показано, здоровому человеку умеренное кровопускание  не повредит.

Ведущий: Сколько времени потребуется на восстановление крови или это индивидуально?

Жибурт: Это конечно индивидуально, но тот режим, который утвержден нашими законами, мужчина 5 раз в год, женщина 4 раза в год, он достаточно благоприятен. Если будут неблагополучные эффекты, не восстановится железо, железодефицитная анемия, при обследовании донора это выяснится и будут даны ему соответствующие рекомендации. Мы около 20 % людей, которые приходят на донорский пункт с благими намерениями, которые прекрасно себя чувствуют, мы именно по медицинским показаниям отводим, даем им какие-то медицинские рекомендации для восстановления здоровья.

Ведущий: Спасибо большое за то, что нашли время и пришли сегодня в нашу студию, очень было приятно и интересно послушать вас, я выражаю надежду в следующий ваш приезд снова встретиться в студии.

Жибурт: Спасибо, давайте встретимся на донорском пункте!